Молния (molnija) wrote,
Молния
molnija

Василиски: иллюстрация на примере фильма "Линкольн для адвоката"

Дисклеймер: фильм показывает образ, а не имитирует живого человека в натуральном виде. Типы актеров не знаю. В данном случае типы актеров не имеют значения, потому что в сценарии типное поведение героев прописано полно и последовательно. Сценарий по роману Майкла Коннелли, но я буду говорить только про фильм.
Чтобы не запутать в типе/линейке, везде писала "типное", без уточнений на линейку.

Герои:
Адвокат Микки Холлер — Василиск
Помощник окружного прокурора, бывшая супруга Микки, Мэгги Макферсон — Гарпия
(Характерные реплики Мэгги: "К черту, я не буду защищать Милтона, ведь он играет не по правилам" и "Эй, есть границы, которые я не нарушаю")

Главгерой Микки Холлер и часть других персонажей — Бестии. Их аргументы предполагают наличие схем, которые они прикладывают к ситуациям, зачастую не вдаваясь в детали, обобщая и где-то даже утрируя. Конфликты также бестийные, причем классические, в реальной жизни встречающиеся регулярно. Например, кино отлично иллюстрирует классический конфликт между Василиском и Гарпией. Гарпия представляет себе судебную систему как свод Правил, нарушение которых подрывает устои. Необязательно каждый представитель линейки Правила именно так относится к судебной системы, личные Правила у каждого свои. Но для каждой Гарпии верно, что нарушать ее Правила, да еще систематически, выставляя их бессмысленными, нехорошо — страдает картина мира.
В представлении Василиска правила просто инструмент. И вообще, это не Правила, а правила - не заслуживают они у линейки управления больших букв признания и уважения. Он всю жизнь использует эти правила для достижения своих целей, чем наступал супруге на картину мира, пока та не стала бывшей. (Супруга; вариант бывшей (разрушенной) картины мира у одного из партнеров тоже мог случиться, но это бывает куда реже).

Если межтипным конфликтом здесь будет тема Правил/правил, то проблема оценки чужих приоритетов является уже типной проблемой персонально Василиска вне зависимости от того, к какому типу принадлежит партнер. Ведь ценность и значимость своих выборов мы все же склонны обозначать лицом и голосом )) , вкладываясь в мимику и интонацию, а не точность слов (про слова и интонации будет дальше).

Василиск пробует снова выстроить отношения, которые уже когда-то рухнули (пара развелась). Бывшая супруга не поверила в желание попробовать заново. Причин, почему попытка восстановить отношения не удалась, несколько:
— многозначность ситуации. Именно сейчас, в контексте работы, ход смотрится как попытка получить информацию, а не только как ухаживание.
— сложность с выражением мотива. Не читается по герою аршинными буквами "люблю/не могу", не видно по мимике, не слышно по словам. И это типное: сначала не продемонстрировать свои чувства или продемонстрировать как-то не так, потом обнаружить, что действия восприняли не так и закрыться.
— в данной ситуации Василиск еще не учел правила, извините, Правила бывшей супруги. Обычно у Гарпий смена дистанции/формата отношений требует определенных условий.

Как видите, граблей здесь было несколько. Если последний пункт связан с взаимоотношениями с линейкой правил, то первые два — общая проблема. Сначала Василиск попадает в многозначную ситуацию, затем с большим трудом выражает свое настоящее отношение, его силу и степень.
Примером: Микки говорит "Мы были семьей. Пока" и выходит в дверь. В итоге остается ошибочное впечатление, что акцент на "были", а не на семью. А ведь для героя, который сходу включается в любую ситуацию с бывшей женой и ребенком, в частности, в проблему, что дочери снятся кошмары — для него семья не "была", а все еще остается семьей.

Мог ли Василиск выстроить отношения с Гарпией иначе?
Может быть. Если бы Микки поставил себе задачей не спорить с Правилами, а опереться на те Правила, которые работают на сохранение отношений (типа: "работу в дом не нести") , то шансы сохранить/восстановить отношения были бы выше. Василиск способен очень точно подобрать, какие Правила работают в его пользу, а Гарпия — честно выполнять эти правила до золотой свадьбы :)


Чтобы понять проблемы Василиска глубже, стоит обратить внимание на взаимоотношения типа со словами.
Но об этом мы с вами поговорим в следующий понедельник ))
________________________________________________________
АПД: 7 ноября, продолжаем )))

— На улице Вам бы не было равных.
— А я, по-твоему, где?!


Чтобы понять проблемы Василиска, важно понять взаимоотношения типа со словами.
Василиск воспринимает прежде всего текст и только текст. Причем буквально.

Василиск опирается на ЧИСТЫЙ ТЕКСТ

Вы помните, что на вербальную информацию отводится 20% восприятия, а 80% — на невербальную? У Василисков соотношение другое, они склонны опираться на сказанные слова. И чем менее безопасна ситуация, тем больше внимания словам (и меньше — невербалике).

Как формируется такая тенденция в поведении — опора на чистый текст?
Нужны два условия:
Во-первых, важно, чтобы дома невербальная информация не играла такой значимой роли. Пусть невербалика дублирует, дополняет слова, а не обогащает их. Или пусть в семье у будущего Василиска больше обращают внимание на то, что сказано, чем где и как. Иными словами, невербальная информация не должна восприниматься как опора.

Во-вторых, нужно, чтобы человек попал в такие условия, когда тяжело соотнести текст и интонацию или же интонация теряет смысл.
Например: масштабный переезд. Смена языка или смена города (чтобы сил в принципе хватало только на то, чтобы удержаться в ситуации и бежать только к цели). Или выбор профессии — в юриспруденции или программировании зачастую нет смысла в интонировании написанного текста/кода.

В фильме героя формирует профессия. Адвокат постоянно сталкивается с тем, что интонация противоречит сказанному, фальшива, затирается от повторения в энный раз или отсутствует вовсе (попробуйте читать УК с чувством). Типной линией поведения будет игнорирование интонации как слоя информации в принципе, до тех пор, пока это возможно.
Остро и тяжело переживать упущения в нюансах, стоящих за словами, также типная черта. Острота реакции связана с проблемой недооценки — кажется, что мог. Ну, как редко занимающийся спортом человек не может ответить сходу, как далеко он может прыгнуть или как быстро пробежать, так и человек, редко обращающий внимание на чужую интонацию, не в силах оценить свои возможности. А вдруг мог?!

Текст и чувства
Проблема с опорой на текст в том, что свои чувства очень хорошо удается спрятать и трудно проявить. Я привела выше пример, как Гарпия не понимала чувств Микки к ней. Это вообще типичная ситуация, когда люди вокруг Василиска недооценивают его эмоции и, например, перегибают палку, пытаясь получить заметную реакцию. Возьмем одну из сцен в фильме, где героя обвиняют в том, в чем он и сам себя поедом ест:
— ...Как там наш Мартинес?
Микки молчит, отвернувшись.
— Я задал вопрос. Как там Мартинес поживает? Его уже сделали любимой женой?
Микки, отвечает все еще отвернувшись, якобы целиком занятый тем, что в руках.
— Конечно. Как только они получают срок, тебе плевать на них, да?
Микки молчит, лишь жесты чуть сильнее его обычных выдают, что все не так, но собеседник, что характерно, этого не видит. Не замечает, все сильнее нажимая на собеседника. С каждой репликой его двление усиливается:
— Ведь ему дали пожизненное?
Микки, наконец встречаясь взглядом с детективом, только подтверждает, и у адвоката это звучит как приговор самому себе:
— Пожизненное, да.
Ничего больше. Герой так маскирует свои чувства, что детектив их не замечает, как ни стремится. В контратаку Микки переходит только после того, как детектив, вошедший в раж, пересекает черту:
— Как такие люди как ты могут спать спокойно, защищая таких ублюдков?
И тут у адвоката, до этого сводившего плечи и опускавшего голову, аж осанка появляется. Потому что оппонент сильно ошибается в вопросе, кто здесь ублюдки, и Василиск прекрасно понимает, как ему это показать. И, что главное, теперь Микки вправе детективу это показать.

К чему ведет опора на текст в жизни Василиска?
Опора на текст дает Василиску очень ценный навык. Она позволяет строить модели, основываясь на словах. Модели строят все бестии, но здесь модель строится прежде всего на тексте, на речевом поведении: "если сказать/взять сказанное в ответ, то получится ...".

Если сказать нечто прокурору/коллеге и так далее, то они в ответ ...ну не то чтобы станут полностью управляемы, но вовлекутся в ситуацию с ушами. Вовлеченность эта отчасти связана с нехваткой контекста — интонаций, особенностей ситуации, из-за чего собеседнику не хватает ориентиров, он теряет контроль над ситуацией. Например: в фильме коллега не верил, что прокурор пойдет на нарушения. У него не было предпосылок, чтобы поверить, отсюда такая недоверчивая реакция на слова Василиска до и бурная потом.
Другой пример уже не про эмоции, а про скорость процессов — два дела в один день, в первом притом Василиск успешно вылавливает избегающего его клиента и красиво того ставит в ситуацию, где либо платить, либо менять адвоката.
___________________________
АПД 8 мая
Еще немного про слова. Для Василиска это маркеры, которыми точно и четко помечается ключевая информация. Такой же принцип - выделение ключевого - им свойственен и в отношении к вещам. Так, Василиска иногда можно узнать еще до того, как он начнет говорить - по внешнему виду. Ведь внешность для них зачастую это те же "слова", просто на другом уровне: костюм + ручка/часы/диплома, машина и так далее. Это типный способ самопрезентации. Некоторым он издалека кажется хвастовством и пусканием пыли в глаза (особенно если поставить рядом "линкольн" героя фильма и ту хибару, в которой он живет - контраст тот еще). Но это не пускание пыли в глаза, не хвастовство, не набивание себе цены. Это способ так представляться: или я адвокат (и я адвокат от и до, от костюма до машины) и вы это понимаете по всему моему виду, или я не адвокат. Это не означает, что без костюма адвокат перестанет быть адвокатом, не стоит утрировать, но без костюма определенно что-то не так.
И еще про выбор слов, отражающих ключевую информацию. На номерном знаке машины написано "шк (штат Калифорния) НЕВИНОВЕН". Такой подбор слов очень ярко характеризует всю линейку управления - умение выбрать самое главное для человека и ему об этом сказать. Ведь сколько могло бы быть вариаций на тему "самый крутой адвокат", "лучший адвокат" или какое-нибудь "дорого и быстро" ))). Микки выбирает самое важное слово для потенциального клиента: невиновен.

Опора на слова, так помогающая типу на дальней дистанции, сбоит на ближней. Как так получается?
Чем более личными становятся отношения, тем сложнее понимать партнера по общению. Ведь чем ближе дистанция, тем МЕНЬШЕ СЛОВ. Чем ближе дистанция, тем больше появляется невербалики и умолчаний, а это для Василиска ну просто минное поле, где никогда не знаешь, когда и почему рванет. Для Василиска невербалика и умолчания тяжело поддаются расшифровке и интерпретации. Для Василиска иногда даже само наблюдение за тоном и мимикой поддается с трудом. Они могут не обратить внимание на то, с каким кислым лицом партнер говорит "да" или как колеблется, давая обещание. Для них может потом оказаться сюрпризом, что "да" превратится в "нет", а обещание окажется невыполненным, хотя кто-то другой обратил бы внимание на противоречие между сказанным и продемонстрированным. Вот так и получается контраст между легкостью общения в социальном плане на дальней дистанции и сложностями на близкой.

Сближением Василиски стараются управлять.
Ну, насколько в принципе возможно управлять ситуацией на минном поле. Сближение у них происходит многоступенчато, с проверками ситуациями и временем. Так, в частности, Микки тянет с сообщением шоферу, что не собирается его увольнять (и медлит с инициативой разговора). Здесь идут постоянные проверки - а я нужен? А я могу тебе доверять? А как ты себя поведешь в провокационной ситуации, когда я раскрываю изнанку "работы" с байкерами?
Сближение для Василиска создает сложности, ведь опять появляется эта невербалика! Потому легко лавирующий в различных рабочих ситуациях адвокат так тяжело строит и дружеские, и личные отношения, где промахиваясь с оценкой чужих приоритетов (я про правила бывшей супруги), где - с демонстрацией дистанции. Например, мы сначала не очень понимаем, что работник и друг Фрэнк - это Друг (одна из ошибок убийцы была именно в этом - недооценка значимости человека для Василиска. Он ведь хотел не войну с адвокатом развязать, а просто продемонстрировать серьезность намерений). Только когда Василиск теряет друга, мы понимаем, насколько большая эта потеря для героя. "Я член семьи", кричит Микки полицейскому, и это не только довод "пропустите меня", это еще и его отношение к Фрэнку.
Какую ошибку сделал убийца, подставивший друга адвоката - попробовал переиграть Василиска в управлении ситуацией. Это он зря. Это он еще бы попробовал переиграть Единорога в эмоциональной активности или навязать Гарпии правила - тоже красиво бы пролетел.

Если подытожить сказанное, то проблемы, возникающие у Василисков и окружающих, это:
- непонимание, что они вкладывают в свой внешний вид (предположения, что они хвастаются, провоцируют зависть и т.п.) на дальней дистанции
- недооценка серьезности отношения к словам на средней дистанции.
- переоценка их возможности понять стоящее вне слов, между словами или просто висящее в воздухе на ближней дистанции.

Если проблемы с оценкой внешнего вида возникают обычно на дальней дистанции, то с пониманием несказанного - чем ближе отношения, тем сильнее. Что с этим делать, попробую сказать в последней части поста.


АПД: про Василисков есть еще старый пост, там про путаницу Василиск/Вампир (и два слова про Василиск/Дракон)
Tags: тип: Василиски, типология: Кроме Людей
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 25 comments