Молния (molnija) wrote,
Молния
molnija

Category:

Манипуляции

Старый кусок из истории Аниты Блейк, выкладывается здесь исключительно потому, что просто убить жалко.


начало - по меткам Лорел Гамильтон

Я сунула браунинг в кобуру и покачала головой.
- Я действительно не имею понятия, чем можно было бы вам помочь.
- А если бы знали, помогли бы?
Я поглядела на него и кивнула:
- Да.
- Несмотря на то что я - вампир, а вы - Истребитель вампиров?
- Вы сделали в этой стране что-нибудь, за что следует убивать?
Сабин засмеялся. Гниющая кожа натянулась, перетяжка лопнула с мокрым хлопком. Я не смогла не отвернуться.
- Пока нет, миз Блейк, пока нет. - Лицо его стало серьезным, веселье исчезло. - Ты приучил себя к бесстрастию, Жан-Клод, но в твоих глазах я вижу ужас.
У Жан-Клода кожа обрела обычную молочную белизну. Лицо его было прекрасно, совершенно, зато хотя бы перестало светиться. Он оставался красив, но красотой почти человеческой.
- А разве это зрелище не стоит небольшого ужаса? - спросил он.
Ситуация остается, остается в рамках деловой коммуникации. Хоть стеки в лужу по стенке (до чего Сабину недалеко), но жалостью Жан-Клода и Аниту не возьмешь.
Сабин улыбнулся - лучше бы он этого не делал. Мышцы на сгнившей стороне лица не работали, и рот искривился. Я невольно отвернулась, но все-таки заставила себя смотреть. Если он может существовать с таким лицом, я могу смотреть.
Как мне нравится это правило: «Если он так может жить, я могу на это смотреть»... Я бы его внесла 11 правом в список прав успешного взаимодействия.
Если ты так живешь, значит, я могу принять твое право так жить – вот что стоит за «могу смотреть». Заметьте, не спасать, не выражать бурную реакцию вслух, а просто смотреть и принимать – куче народу не хватает сил на принятие этого права в куда менее напряжных ситуациях, предпочитают или отвернуться, или влезть с советами, нарушая тем самым чужую неприкосновенность, чужие права жить так, как хочется.

- Значит, ты мне поможешь?
- Я бы сделал это, если бы мог, но ты пришел просить Аниту. Пусть она тебе и ответит.
Ага, стрелки переводит. Ну, то есть все верно – решать не ему, о чем он и сообщает, выходя из диалога.
- Итак, миз Блейк?
Девушка созрела нам помочь? По-моему, неявная манипуляция.
- Я не знаю, чем вам помочь, - повторила я.
- Вы понимаете, насколько ужасающе мое положение, миз Блейк? Ужас... Можете ли вы ощутить?
апелляция к человеческим ценностям. Очередная попытка выйти из делового разговора на личное, и полученное сочувствие использовать – манипуляция.
- Вряд ли эта болезнь вас убьет, но она прогрессирует, если я правильно понимаю.
Никакого выражения запрашиваемых чувств, только констатация фактов с акцентом, что все не так плохо, как подается.
- О да, она прогрессирует, и она очень вирулентна.
- Я помогла бы вам, Сабин, если бы это было в моих силах. Но что я могу такого, чего не может Дюмар? Он некромант и столь же силен, как я, если не сильнее. Зачем вам я?
- Я понимаю, миз Блейк, что у вас нет ничего специального для случая Сабина, - заговорил Дюмар. - Насколько мне удалось установить, он - единственный вампир, которого постигла подобная судьба, но я думал, что, если мы обратимся к другому некроманту, столь же сильному, как я, - он скромно улыбнулся, - или почти столь же сильному, мы, вероятно, сможем создать чары, чтобы ему помочь.
- Чары? - Я глянула на Жан-Клода.
Он пожал плечами - это могло означать все и ничего.
- Я мало знаю о некромантии, ma petite. Вы лучше меня знаете, возможны ли подобные чары.
Для разнообразия немного дела:
- Нас привел к вам не только ваш талант некроманта, - сказал Дюмар. - Вы также действовали как фокус для по крайней мере двух различных аниматоров - кажется, в Америке так называют ваши действия.
Я кивнула:
- Именно так и называют, но откуда вы узнали, что я могу работать фокусом?
- Не скромничайте, миз Блейк. Умение объединять силу других аниматоров со своей и тем усиливать обе - редкий дар.
- А вы можете служить фокусом? - спросила я.
Он постарался принять скромный вид, но явно был доволен собой.
- Должен сознаться, что да, я это умею. Подумайте, чего мы могли бы достигнуть вместе.
- Мы могли бы поднять чертову уйму зомби, но это Сабину не поможет.
- Весьма верно.
Дюмар подался вперед. Худое красивое лицо светилось энтузиазмом - истинный проповедник, вербующий последователей.
Только из меня последователь никудышный.
- Я мог бы научить вас истинной некромантии, а не этой вудуистской ерунде, которой вы пользуетесь.
Манипуляция. Попытка надавить, на что Анита отвечает амортизацией. Вам уже надоело? Мне тоже.
Жан-Клод издал тихий звук - то ли смех, то ли кашель. Полыхнув взглядом на веселящегося Жан-Клода, я смогла ответить спокойно:
- С помощью этой вудуистской ерунды я вполне справляюсь.
- Я не хотел обидеть вас, миз Блейк. Но вскоре вам понадобится своего рода учитель. Если не я, то кого-нибудь вам придется найти.
- Я не знаю, о чем вы говорите.
- О контроле, миз Блейк. Неукрощенная сила, какой бы потрясающей она ни была, - это совсем не то, что сила, примененная с величайшей тщательностью и под мощным контролем.
Я покачала годовой:
- Мистер Дюмар, если я смогу, то помогу вам. Я даже буду участвовать в чарах, если сперва проверю их у какой-нибудь местной колдуньи, которой: я доверяю.
А вот комбинация – очередная манипуляция «снизу», то есть попытка надавить, затем сразу переход к лести:
- Боитесь, что я попытаюсь украсть вашу силу?
Я улыбнулась:
- Нет, если меня не убить, то максимум, на что вы или кто-нибудь другой можете рассчитывать, - это одолжить ее.
- Вы мудры не по годам, миз Блейк.
- Вы не намного старше меня, - сказала я, но что-то пробежало по его лицу, едва заметная тень, и я все поняла.
- Вы - его слуга-человек?
Доминик улыбнулся, разведя руками.
- Оui.
Я вздохнула:
- Мне казалось, будто вы говорили, что ничего не скрываете.
- Работа слуги-человека - быть дневными глазами и ушами своего хозяина. Если бы охотники на вампиров могли определить, кто я такой, моему хозяину было бы от меня мало толку.
Обоснованное обьяснение, позволяет снизить накал ситуации. И, собственно, никаких карт из рукава у вампира-гостя не выпало – Жан-Клод наверняка мог сказать Аните тоже самое.
- Я определила.
- Но в другой ситуации, если бы рядом со мной не было Сабина, вы бы тоже догадались?
Я на миг задумалась.
- Быть может... - Я покачала головой. - Не знаю.
- Спасибо вам за честный ответ, миз Блейк.
Комплимент заметили? Зачем он именно здесь и именно такой?
Помните анекдот, как Штирлиц берет у мюллера важные документы из сейфа, а потом спрашивает, который час? Мол, запоминается в разговоре куда лучше начало и конец? Так вот, Сабин действует в духе доблестных разведчиков, заканчивая разговор на сей невразумительной ноте, у среднего обывателя могло бы сложиться ощущение, что честно и октровенно поговорили о положении слуг вампиров...
Скабин вмешался в разговор:
- Я понимаю, что наше время кончается. Жан-Клод сообщил нам, что вас ждет важная встреча, миз Блейк. Куда более важная, чем моя мелкая проблема.
Некоторая язвительность прозвучала в последних словах.
- У ma petite свидание с ее другим женихом.
Сабин уставился на Жан-Клода:
- Значит, ты действительно разрешаешь ей встречаться с другим? Я думал, что это всего лишь слухи.
- Очень мало из того, что ты слышал о ma petite, - слухи. Верь всему, что говорят.
Красивое парирование
Учитывая, что речь идет о легендарном пугале - Истребительнице, то наверняка сплетни в стиле «слухи о моей смерти сильно преувеличены» и предложение им верить дезориентирует. И Сабин это понимает.

Сабин засмеялся, закашлялся, будто не хотел выпускать смех из изувеченного рта.
- Если бы я верил всему, что говорят, я бы пришел с целой армией.
- Ты пришел с единственным слугой, поскольку я разрешил тебе взять с собой одного слугу.
Иногда странно – зачем говорить очевидные вещи? Чтобы узнал читатель? Это тоже, но главное – правда, сказанная вовремя, помогает занять нужные позиции. Сравните со, скажем, разговором с начальником, где вы в нужный момент напоминаете, что работаете за деньги а не из любви к науке, искусству, детям...
Сабин улыбнулся:
- Более чем верно. Пойдем, Доминик, не будем отнимать у миз Блейк ее ценное время.
Я где сел, там и слез, потому и сваливаю.
Доминик послушно встал, нависнув над нами обеими. Сабин был примерно моего роста. Только я не была уверена, что у него все еще есть ноги. Когда-то он мог быть и повыше.
- Вы мне не нравитесь, Сабин, но я никогда намеренно не оставила бы живое или какое-либо другое существо в подобном состоянии. Мои сегодняшние планы для меня важны, но если бы я могла вас излечить немедленно, я бы их переменила.
Что бы это значило? Если Сабин все время стремился манипулировать, то Анита прямо предлагает партнерские отношения. Партнерские отношения равноправные, но осторожные. Одна из существенных особенностей – прямое декларирование интересов и намерений. А вот с Жан-Клодом отношения в данном томе не партнерские, а уже содружеские, но не буду забегать вперед.
Вампир посмотрел на меня. Эти синие-синие глаза - будто глядишь в чистую воду океана. Притяжения в них не было. Либо он прилично себя вел, либо, как большинство вампиров, больше не мог захватить меня глазами.
- Благодарю вас, миз Блейк. Я знаю, что вы искренни.
Штирлиц бы вами гордился, товарищ Сабин!
Он протянул руку в перчатке из-под широкого плаща. Я, подавив колебание, взяла ее. Пожатие этой руки было туго, и мне очень трудно было не отдернуть свою. И я заставила себя пожать его руку, улыбнуться, отпустить и не вытереть ладонь о юбку.
Этот жест тоже имеет значение. Проверка реакции Аниты? Очередная попытка воздействовать на чувства? Или что-то еще?
Доминик тоже пожал мне руку. У него ладонь была сухая и холодная.
- Спасибо, что уделили нам время, миз Блейк. Я с вами свяжусь завтра, и мы все обсудим.
- Буду ждать вашего звонка, мистер Дюмар.
- Пожалуйста, называйте меня Доминик.
- Доминик, - кивнула я. - Обсудить можем, но мне ни за что не хотелось бы брать у вас деньги, если я не уверена, что смогу помочь.
- Можно называть вас Анита? - спросил он.
Я подумала и пожала плечами:
- Почему бы и нет?
- Не волнуйтесь насчет денег, - сказал Сабин. - У меня их много, как бы мало толку мне от них ни было.
Под конец деловых разговоров можно перейти и на смоллток, завершающий диалог. Иными словами, сменить тему на что-то легкое и приятное...
- А как твоя любимая женщина перенесла изменения твоей внешности? - спросил Жан-Клод.
Сабин посмотрел на него, и дружелюбным этот взгляд нельзя было назвать.
- Она находит это отвратительным, как и я. Она ощущает огромную вину. Она не бросила меня и не осталась со мной.
- Вы живете уже около семисот лет, - сказала я. - Зачем было все бросать ради женщины?
Сабин повернулся ко мне, и полоска слизи потекла по его лицу, как черная слеза.
- Вы спрашиваете меня, стоило ли оно того, миз Блейк?
Я покачала головой:
- Это совершенно не мое дело. Я прошу прощения за вопрос.
А это действительно личный вопрос, и обсуждение в рамках деловой коммуникации права лезть в душу и узнавать интимные подробности не дает. Анита это осознает. Он набросил на голову капюшон и обернулся ко мне - чернота, чаща теней, где должно было быть лицо.
- Она собиралась оставить меня, миз Блейк. Я думал, что готов пожертвовать всем, лишь бы она была рядом со мной, в моей постели. Я ошибся. - Он повернулся чернотой к Жан-Клоду. - Завтра ночью мы увидимся, Жан-Клод.
- Буду ждать.
Ни один из вампиров не протянул руку для пожатия. Сабин поплыл к двери, полы плаща летели за ним, пустые. Я подумала, сколько у него осталось от нижней части тела, и решила, что лучше мне этого не знать.
Доминик снова пожал мне руку.
- Спасибо, Анита. Вы подали нам надежду. - Держа меня за руку, он поглядел мне в лицо, будто что-то мог там прочесть. - И подумайте насчет моего предложения вас обучать. Среди нас очень мало истинных некромантов.
Я отняла руку.
- Я подумаю. А теперь мне действительно пора.
Он улыбнулся, придержал дверь для Сабина, и они вышли.
наконец-то! Вам не покзалось, что они приложили все усилия, чтобы помотать нервы?
Tags: авторы: Лорел Гамильтон, вампиры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments