Молния (molnija) wrote,
Молния
molnija

5 (наверное, имеется в виду пятиминутка ненависти)

division___bell это тебе в твое рождественское настроение.
автор heiheneikko

Заяц думал о том, что так плохо ему еще никогда не было. Заяц думал плохие мысли, затем он думал о том, как он думает плохие мысли, затем он думал о том, как бессмысленно его существование. За окном завывал февраль, под дверь просачивался белый яд безысходности, а в капиллярах стучала холостая авитаминизированная кровь. Заяц вдруг отчетливо осознал, что эту зиму ему не пережить одному.
Нужно поговорить с кем-то, нужно поговорить, судорожно глотал эту мысль заяц, и снова выталкивал ее из горла. Но с кем? Все всегда заняты своими делами, а я погибаю здесь, погибаю, стонал заяц, впиваясь ногтями в тонкое ухо.
Он схватился за трубку и, выдавливая из нее писк, набрал номер Волка.

- Алло! - радостно гаркнул в трубку Волк, как раз отзаседавший в ресторане с деловыми партнерами, тушкой ягненка и зеленым чаем.
Заяц долго и путано шептал в трубку о том, как ему хреново, и наконец замолчал, уткнувшись носом в рукав.
- Ну, брат, если это и не самая противная история из всех, какие я слышал, то однозначно самая сопливая! - заявил Волк, отталкивая от себя гламурную девицу и поднимаясь с кровати. - Ты же мужчина, мать твою! Так будь им! Что за нытье, ты мне скажи? Прекрати это немедленно, возьми себя в руки, займись чем-то полезным. Это у тебя от избытка свободного времени, тебе бы повкалывать пару недель в забое или на лесопилке - и все твои глобальные беды мгновенно покажутся тебе тем, чем на самом деле являются, - редкостной чушью. К людям тебе надо, а не сидеть дома и ныть! В общем, давай, поднимайся, мойся, одевайся, я заеду за тобой через полтора часа, поедем в тренажерку, я из тебя живо это дерьмо выбью!
В ужасе от мысли, что Волк нагрянет сюда со своим хьюгобоссовым ароматом, белыми зубами и гомерическим смехом, Заяц заистерил, сослался на температуру и бросил трубку.
Господи, что же делать, шептал Заяц, раскачиваясь на кровати, пока жизнь сворачивалась вокруг него, как кислое молоко, и так же омерзительно пахла. Не помня себя от отчаяния, Заяц снова взялся за телефон и позвонил Лисе.

- Элис, - томно прощебетала Лиса, и создавалось впечатление, что она прильнула к трубке не только ухом, но и вообще всем ее горячим телом.
Заяц снова шептал.
- Мой хороший, мой миленький, ну что ты, что ты... - голос Лисы излучал понимание и жалость, - Ах, как же я тебя понимаю, да, это страшные мысли, гони их от себя! Я переживала не раз то же самое, мы - такие, как ты и я, - мы слишком тонки и глубоки для этого мира, нас слишком часто ранят и рвут на части наши души, да, да, мы созданы для другого, мы должны парить в небесах, не касаясь враждебной земли, но увы, как несправедлив мир... Но ты держись там, держись, мой друг, мой брат, ты только держись, все пройдет. Хочешь, я зайду завтра вечером - с вином и новым диском Энигмы? Как в старые времена...
От мысли от старых временах Зайцу, которого поначалу отпустило под водопадом женской жалости, снова стало тошно. Он сглотнул и прошептал, что будет занят.

Заяц не мог уже плакать, он лежал на кровати навзничь и сипло дышал, когда в его дом, не стуча, вломилось трое Ежей. Они громко ржали, внося в комнату слепленную из снега голую ежиху, и явно рассчитывали, что Заяц оценит эту шутку. Но он молча глядел в потолок.
- Эй, чувак, ну ты чего такой скучный? Вставай, у нас пара косяков есть, покурим сейчас - а на вечер нас Морж звал с ним в Антарктиду, так мы решили - а че там той жизни, ломанемся!! Так что давай с нами, только унты и ушанку не забудь, ыгыгыгы, - судя по гоготу Ежей, два оставшихся косяка были лишь скромной частью их сегодняшнего потребления травы.
Не встретив у Зайца должного энтузиазма, Ежи закинули на спины свои потертые рюкзаки и, громко споря о том, как засовывают в тюбики Аквафреш, ушли к Моржу на корабль. Полурастаявшая ежиха расплылась по полу грязной лужей.

Жить невозможно, невозможно жить, думал Заяц, рассматривая свои вены, невозможно жить в таком всепоглощающем одиночестве, зачем они все живут, суетятся, гадят, отвратительный, мерзкий мир.
Медведь позвонил сам.
- Заяц, привет! Тут Волк говорил, у тебя депрессия? Тебе надо выпить! Водка уже не один век мужиков наших лечит, никого больным не оставила! Так ты это, слушай, мы завтра с ребятами на шашлычки едем в ельник, костерок, водочка, огурчики - все как положено, так давай с нами! И девки будут, ну, сам понимаешь, так что давай, давай.
Заяц давать не хотел и страшно, до тошноты ненавидел Медведя, ребят, девок, огурчики и водку. Он бросил трубку, не ответив, без объяснений, и повалился на кровать, прижимая к груди перерезанные лапы.

Когда он очнулся в палате с бежевыми стенами, они все стояли вокруг: Волк, Лиса, Медведь и три Ежа, они радостно глядели на него и гудели ульем о том, как здорово, что они его спасли.
Заяц открыл рот и громко заорал от ужаса при виде ада. Нет, это он только подумал, что громко заорал, на самом деле он засипел. И друзья его тут же заулыбались, засмеялись:
- Не надо благодарностей, Зая! Лежи и выздоравливай, держись, все будет хорошо! Мы тебя любим!

В тот же день, конечно, в палате Зайца обрушился потолок, и его наконец совсем нигде не стало.
Потому что, конечно, есть высшая справедливость, и она каждому даст по тому месту, до какого дотянется.

А дружба друзей только окрепла, когда они поели пирожков с олениной на поминках Зайца, организованным на их же деньги. Ведь кроме них, друзей, у него никого не было.
Tags: пиар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments