Молния (molnija) wrote,
Молния
molnija

Categories:

Про педофилию и писателя Ромашкина

По следам поста про фанфик
Я уже высказалась в предыдущем посте, что тема детей – конфликт поколений сегодняшнего дня. Давайте про частности?
Прежде всего, давайте не будем сужать рамки. Некорректное поведение в отношении детей – это не только сексуальное насилие. Я думаю, среди моих читателей дофига народа, не имевших печальный опыт сексуального насилия, но, тем не менее, с изгаженным детством. И изгадили это детство вовсе не маньяки и педофилы.
Педофилия – крайняя и выпуклая сторона злоупотребления положением взрослого. Понятная и очевидная – ребенок ищет принятия, а получает… ну да, это самое.
Если говорить о теме злоупотребления, то проще всего говорить в ракурсе педофилии. Писателя Ромашкина сделали педофилом в фанфике не потому, что он это слово. А потому, что тема педофилии позволяет говорить о злоупотреблении ответственностью. Ракурс удобный.
Поехали дальше?
Какое же злоупотребление ответственностью вменяют в вину писателю Ромашкину?
Ребенок ждет от взрослого принятия, понимания и поддержки. Подросток нуждается в этом в меньшей степени (он без подобного сумеет выжить), но он еще не умеет определяться, кому стоит доверять, а кому – нет. Кто действует, защищая его интересы, а кто – используя его самого.
Как-то я читала книгу Крапивина, где у детей отбирали фехтовальный клуб. История небесспорная. Реализм, мать его. Я в свое время вздрогнула, когда прочла эпизод, как одного подростка толкнули, и только чудом он не наткнулся на металлический штырь.

Конфликт был между взрослыми, а погибнуть мог ребенок. Подростки в таких конфликтах всегда несут потери. Невидимые или незаметные потери. Конфликты в школе и дома, чувство использованности, разочарования, опустошенности… Как видите, никакой педофилии, а последствия сопоставимы.

Злоупотребление ответственностью – это когда «свои», добрые и хорошие люди предлагают тебе влезть в чужую взрослую войну ради прекрасной Идеи.
Почувствуйте разницу: попасть в переплет, где тебя по мере возможностей поддерживают взрослые, как в «Таинственном острове» Жюля Верна, учиться в республике Шкид или в Павловском институте (Чарская)… и быть разменной монетой в чужой войне.

Помните историю крапивина про Ржавых ведьм? Где взрослые люди не могли справиться со злым волшебником, потому послали на смертельно опасное задание мальчика… Если вчитаться, всмотреться в лица, то видно, что взрослые дяди и тети прекрасно понимают, ЧТО они делают. Делают с ребенком, за которого они не несут никакой ответственности – все расхлебывать другим. Именно так красиво, волшебно, сказочно для подростка и выглядит злоупотребление его доверием. Пока в один момент он вдруг не понимает, что остался совершенно один, и возможные последствия катастрофичны. Кто-нибудь из зрительного зала эту картинку узнал? И, простите за рефрен, никакой педофилии, можно даже пальцем не тронуть, а ущерб нанесен.

Для тех, у кого в опыте нет, а хотелось бы иллюстрации посочнее – Нарния, если гротеском. Когда действующее лицо несет ответственность Взрослого, навязанную ответственность (не просили детки у тамошнего деда мороза подарки, да еще которыми придется убивать), навязанную манипулятивно (именно здесь именно ты должен именно мне волшебной стране, но ставится в позицию Ребенка – ты не равный, ты не обсуждаешь, а делаешь. (А Аслан – Родитель). И книга за книгой идет игра в три руки в Карпмана (Аслан – спаситель. Не в христианском смысле, в берновском. Вот не могу простить Льюису того, что из Спасителя он сделал спасителя, с которым можно играть ради жалких купонов). Ну и воспользоваться чужим попадаловом и втянуть детей в гражданскую войну - все неуловимые мстители нервно курят в углу.

Нести ответственность – это не только абстрактно уважать личность (пусть еще в процессе формирования). Нести ответственность – это уметь отделить свои личные цели от всеобщего блага, свои желания от чужих возможностей. Или ты сам пустишь зиму в свою Нарнию. И не надо валить вину на других, типо оно само, меня околдовали, бес попутал, пусть придут дети, они разберутся...

Я говорила в предыдущем посте о конфликтной зоне поколений. К фанфику это имеет прямое отношение. Поколение назад злоупотребление детьми во имя благой цели было социально приемлемо, потому что на фоне нормы было незаметно. Теперь это видно. И есть достаточно тех, кто хотел бы предъявить счет.
Ромашкин, строго говоря, даже в фанфике не педофил (мальчик, его соблазнивший, на самом деле старше). А Льюис верит в Спасителя, умершего за него. Правда, читателю, в свое время доверившемуся, от этого не легче.

Годы действительно позволяют увидеть лучше на расстоянии. Мы читаем и даем своим детям Кэррола, чье имя окутано педофильскими скандалами, потому что в тексте создан удивительно теплый и добрый мир. Популярность Льюиса затмевают книги его друга – Толкиена. И титул профессор в массах используется только для второго, хотя в Оксфорде преподавали оба вообще-то.

Читателя не обманешь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments